Статья Михаила Мамуты. Регулирование и развитие: разумный баланс в интересах потребителя

Автор статьи: Михаил Мамута, начальник Главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Банка России.

Микрофинансирование для России в значительной степени пока новое явление, не институционализированное настолько, насколько другие финансовые рынки. Рынок микрофинансирования играет важную роль при реализации социально-экономических задач: содействии развитию малого бизнеса и повышении прозрачности сегмента мелкого кредитования, а также сокращении объемов серого кредитного рынка, что тесно связано со снижением рисков параллельной банковской системы (Shadow Banking). Чтобы выработать системный подход к развитию и регулированию рынка микрофинансирования, ситуацию здесь, как и в любом другом финансовом секторе, нужно рассматривать в комплексе. Каковы главные на сегодняшний день проблемы и пути их решения?

Микрофинансирование – это молодой быстрорастущий рынок. Его развитие в России в целом идет в соответствии с международными трендами (при этом существуют некоторые отличия в российской и зарубежной терминологии – например, займы до зарплаты, или Payday Loans, на развитых рынках, в первую очередь, в США и Великобритании, выделяются в отдельный смысловой сегмент).

Первый этап развития рынка, этап его становления, практически завершен. Мы близки к исчерпанию того потенциала количественного роста, который наблюдался в период с 2011 по 2013 годы после принятия законов о кредитной кооперации и микрофинансировании, поскольку достигли той точки, когда для дальнейшего эффективного развития рынка необходима его серьезная структуризация на основании четких, понятных и проактивных регулирующих норм. Выделим несколько базовых блоков задач и предложений, связанных с дальнейшим повышением эффективности рынка, и одновременно направленных на повышение стандартов качества микрофинансовых услуг.

Для начала очень важно понимать при- роду рынка микрофинансирования и его масштаб. По количеству представленных на нем игроков (с учетом ломбардов, о которых, вероятно, необходима отдельная статья в силу специфики их деятельности и особой исторической концепции) это самый большой сектор финансового рынка – более 15 тысяч компаний. Но совокупный портфель займов МФО и кредитных кооперативов – 82 млрд руб., что составляет всего 0,22% от совокупного

кредитного портфеля банков. Объем привлекаемых средств населения – 0,15%
от аналогичного показателя банковского сектора. Таким образом, рынок микрофинансирования на сегодняшний день является дополнительным, комплементарным по отношению к банковскому. И эти рынки зачастую ориентированы на разные категории заемщиков – микрофинансовые институты работают с клиентами, с которыми по тем или иным причинам не работают банки. Такой подход соответствует международной практике.

Здесь мы вплотную подходим к вопросу о параллельной банковской системе. Под ней, по определению Совета по финансовой стабильности (Financial Stability Board), понимается такая система кредитного посредничества, которая существует за пределами регулирования банковского сектора и может порождать риски финансовой стабильности. Введение регулирования для микрофинансовых институтов является одним из инструментов снижения таких рисков.

Сегодня большинство международных органов по установлению стандартов в финансовой сфере полагают, что обеспечить доступность качественных финансовых услуг (Financial Inclusion) возможно с помощью концепции пропорционального регулирования и надзора на основе анализа рисков (Risk-based Proportional Regulation and Supervision). Суть указанной концепции заключается в создании регулирования, которое адекватно отражает специфические риски деятельности соответствующих кредиторов. Важно, что- бы при этом для идентичных по экономическому содержанию операций не возникал регуляторный арбитраж.

В качестве примера реализации такого подхода можно выделить новации законодательства о небанковском микрофинансировании и потребительском кредитовании в России. Их реализация позволила ввести в периметр регулирования и надзора со стороны Банка России три вида профессиональных кредиторов, ранее осуществлявших свою деятельность в рамках общегражданского законодательства (кредитные кооперативы, микрофинансовые организации и ломбарды). К ним предъявляются разные требования по допуску на рынок и финансовой устойчивости в зависимости от уровня рисков, связанных с привлечением денежных средств населения. Но при этом по активным операциям (потребительским займам) ко всем этим кредиторам законом о потребительском кредите выдвигаются одинаковые требования. Они направлены на то, чтобы обеспечить равный уровень защиты прав заемщиков. Произошедшее – настоящая революция на рынке потребительского кредитования в России, снижающая риск регуляторного арбитража при сохранении специфики функционирования рынков. Еще одно концептуальное новшество заключается в том, что по законодательству о потребительском кредите с 1 июля этого года осуществлять деятельность по выдаче потребительских кредитов имеют право только регулируемые организации.

Говоря о приоритетах регулирования микрофинансовых институтов, в первую очередь, следует обратить внимание на необходимость внедрения требований законодательства о потребительском кредите, перехода к оценке рисков с учетом системы резервирования по ссудам, повышение качества отчетности и надзора для предотвращения финансовой нестабильности КПК и МФО. А также на снижение рисков, связанных со злоупотреблениями при привлечении денежных средств граждан.

Важная особенность регулирования связана с продуктовой сегментацией рынка. Известно, что в микрофинансировании сегодня представлены микрозаймы бизнесу, потребительские микрозаймы и займы до зарплаты. По состоянию на 1 июля 2014 года 38% совокупного кредитного портфеля МФО приходилось на микрозаймы малому и микробизнесу, 46% – на потребительские займы, 16% – на займы до зарплаты (Payday Loans).

Эти продукты существенно отличаются друг от друга по социальной характеристике и профилю риска.

Поэтому необходимо формировать специфическую систему управления рисками с учетом продуктовых особенностей рынка. В значительной степени эту задачу можно решить через стандарты саморегулирования, разработанные не только для микрофинансирования в целом, но и для каждого характерного продукта (через «профильные секции» внутри СРО). При этом базовые стандарты должны быть согласованы с регулятором, чтобы исключить их арбитраж там, где имеет место участие разных типов микрофинансовых организаций в СРО.

У нас уже есть определенный опыт саморегулирования. На рынке небанковского кредитования (без учета ломбардов), где сегодня представлены два крыла: микрофинансовые организации и кредитные кооперативы. Мы видим,
что в кредитной кооперации, где обязательное саморегулирование введено три года назад, наблюдаются положительные изменения. Саморегулируемые организации, действующие в этом сегменте рынка, позитивно влияют на повышение прозрачности, улучшение ситуации с защитой прав потребителя услуг, упорядочивание работы самих участников рынка. Что очень важно, это упорядочивание не приводит к ущемлению интересов или ущемлению прав бизнеса – скорее, оно направлено на минимизацию недопустимой практики. Конечно, уровень работы СРО – разный. Но если сравнивать существующее положение дел с ситуацией до 2011 года, то сегодня ситуация намного лучше. Что касается микрофинансовых организаций, то сейчас саморегулирование для них является добровольным. Но и в этом сегменте есть положительные примеры. Так, компании – члены одного из СРО на микрофинансовом рынке – разработали и внедрили Кодекс этики, стандарты по реструктуризации просроченной задолженности и по работе с коллекторами, соблюдение которых является обязательным для всех членов партнерства. После введения обязательного саморегулирования на финансовых рынках данные стандарты могут стать прообразом базовых для последующего распространения на рынок в целом.

При этом Банк России полагает разумным разграничить сегменты рынка также на уровне регулирования, чтобы создать правовые основы для эффективного развития соответствующих секторов. В первую очередь, стимулирующего регулирования требует сегмент микрофинансирования бизнеса, выполняющий важную функцию содействия предпринимательской инициативе граждан. С другой стороны, в сегменте «займы до зарплаты» во многих странах мира реализуется модель контроля социального риска, при которой ограничивается предельный размер долга по процентам к телу займа. Такой механизм достаточно прост в реализации и легко объясним с экономической точки зрения именно в этом сегменте, в то время как в других секторах эффективны иные меры.

Важно, чтобы Банк России, исполнительная и законодательная власть, а также общественные организации предпринимали дальнейшие усилия по сокращению объемов нерегулируемого кредитного посредничества. Уже отмечалось, что важным шагом в этом направлении стало принятие закона о потребительском кредите. Однако по-прежнему сохраняются риски, связанные с деятельностью по привлечению денежных средств физических лиц. Для компаний, зарегистрированных в качестве МФО, установлен ограничительный порог – от одного физического лица может привлекаться не менее 1,5 млн руб. Это сделано, чтобы можно было контролировать риск привлечения в МФО неквалифицированных вкладчиков, это ограничение позволило установить облегченный режим пруденциального регулирования в отрасли. Но для юридического лица, не являющегося МФО и работающего на основании Гражданского кодекса вне финансового надзора, таких ограничений нет. Это большая проблема, для решения которой не годятся полумеры. Нужны шаги по ограничению права на систематическое привлечение денежных средств физических лиц со стороны нерегулируемых Банком России компаний. Решить эту проблему можно, если будут внесены изменения в гражданское законодательство или же принят специальный закон о финансовом посредничестве.

С другой стороны, зачастую, нерегулируемый рынок возникает там, где легальные финансовые услуги недоступны для определенных категорий потребителей. Поэтому важно, чтобы регулирование было проактивным, стимулирующим развитие рынка в правильном направлении. Благодаря принятию законов о кредитной кооперации

и микрофинансировании, серый рынок в последние годы сокращается достаточно быстрыми темпами, а это значит, что базовый подход к регулированию был выбран правильный. Год назад, по экспертным оценкам, 70% рынка потребкредитования приходилось на нерегулируемые микрофинансовые институты, и только 30% на- ходилось в регулируемом сегменте. К 2017 году, с учетом указанных выше регуляторных новаций, по нашему прогнозу, доля «серого» рынка должна будет сократиться до 5-10%. Это хороший тренд, показывающий, что доля заемщиков, находящихся с точки зрения защиты прав потребителя в сегменте незащищенного кредитования, существенно сократится.

Что касается дальнейших тенденций, то как минимум одна из главных связана с развитием цифровых финансовых услуг (Digital Financial Services). В мировом масштабе тренд к переходу финансовых услуг в сегмент online в последние годы выражен чрезвычайно сильно. Мы считаем разумным максимально поддержать переход рынка в безналичную и безбумажную форму взаимодействия с потребителем с использованием современных технологических инструментов, при обязательном условии должного контроля рисков. Это будет способствовать большей прозрачности операций, существенно снизятся затраты на поддержку офисной сети, что, в свою очередь, может привести к снижению ставок.

Снижение процентных ставок – общая задача регулятора и рынка, для решения которой должны быть созданы соответствующие условия. В основе этого должна быть не только административная, но, прежде всего, экономическая составляющая: увеличение конкуренции и повышение прозрачности ценообразования, расширение доступности различного фондирования – как структурированного, так и индивидуального – через облигационные займы, различные инструменты секьюритизации.

Нужно учитывать и еще один фактор. Безусловно, снижение стоимости ресурсов для самих микрофинансовых институтов будет способствовать снижению стоимости займов для заемщика. С другой стороны, конечная цена продукта зависит не только от стоимости денег, но еще и от рисков, которые принимают на себя микрофинансовые институты. В отдельных сегментах, в первую очередь – в сегменте «займов до зарплаты», риски достаточно высокие, над их снижением необходимо работать. Этому будет способствовать присоединение микрофинансовых институтов к системе бюро кредитных историй, ряд других шагов – таких, как развитие скорринговых систем оценки качества заемщика с учетом накопления статистики выдач, а также различной доступной информации.

Мы можем ожидать дальнейшего роста рынка микрофинансирования, для этого есть объективные причины. Сейчас микрофинансовые организации, кредитные потребительские кооперативы и сельские кредитные кооперативы вместе обслуживают примерно 200 тыс. заемщиков в сегменте малого и среднего бизнеса, включая индивидуальных предпринимателей, личные подсобные хозяйства и самозанятых, а также около 3 млн физических лиц. Потенциал рынка, по оценкам РАНХиГС, составляет около 1 млн частных предпринимателей (малые города, сельская местность, стартующий бизнес) и около 10-12 млн физических лиц. При этом следует отметить, что нередко, не имеющие доступа к легальным финансовым, услугам заемщики прибегают к помощи «серых» кредиторов. А это плохо не только для потребителей, но и для регулируемого рынка, на который переносится негативный имидж.

В общих интересах очистить рынок от непрозрачных игроков и неэтичной практики, сделать его более понятным, социально полезным, экономически эффективным и инновационным. А этого можно добиться, обеспечив с помощью регулирования разумный баланс между задачами по снижению рисков и развитию отрасли.

Источник: Аналитический банковский журнал №09 (221), Сентябрь 2014г. (http://www.abajour.ru)