Интервью Александра Мурычева: Как развивать в России систему микрофинансов

Президент страны Владимир Путин на Форуме ВТБ Капитал «Россия Зовет!» отметил, что России «нужно развивать систему микрофинансирования. Но пока что мы еще не сделали этого, несмотря на успешный опыт других стран». О том, как это сделать и что происходит в этом секторе рынка мы беседуем с исполнительным вице-президентом РСПП, председателем Совета Ассоциации «Россия», председателем наблюдательного совета ООО «МИКРОФИНАНС» Александром Мурычевым. 

– Геополитическая нестабильность оказала влияние на весь российский финансовый рынок. Сектор микрофинансирования каким-то образом пострадал? 

Александр Мурычев: Без сомнения. Но на динамику ситуации в микрофинансировании в большей степени, конечно, влияют внутренние факторы, чем внешние обстоятельства. Развитие этого сектора рынка зависит от решения внутрироссийских проблем, а проблемы у нас в стране системные и, к сожалению, их не становится меньше. Фактически мы находимся накануне рецессии, и это наглядно показывают снижающиеся темпы развития нашей экономики. Происходит снижение темпов и корпоративного кредитования, и потребкредитования населения. Причины этого – ужесточение надзора и возрастающие риски. Портфели проблемных активов, к сожалению, продолжают расти. Конечно, макроэкономические сдвиги микрофинансовый сектор тоже затрагивают. Но при сравнении с банковским сектором здесь масштаб такого давления существенно меньше. Наверное, по причине молодости и относительно малых объемов микрозаимствований в целом.

Самое важное, на что стоит обратить внимание – это развитие микрофинансового сектора. Рынок продолжает расти достаточно высокими темпами. Общий объем микрозаймов, выданных за первое полугодие текущего года в секторе вырос на 18%. Для сравнения, в прошлом году рост составил 20%. Но даже сегодня продемонстрированные темпы роста достаточно высоки. В абсолютном выражении это 46 млрд рублей.

– Риски продолжают расти такими же темпами?

Александр Мурычев: Возрастают риски общего характера. Вслед за банковским, и на микрофинансовом рынке также наметилась тенденция к получению новых кредитов для погашения старых.

Но главная проблема микрофинансовых организаций на текущий момент заключается еще и в том, что многие кредитные учреждения не готовы предоставлять ресурсы для обеспечения пассивов микрофинансовых организаций, а ведь банки являются главными поставщиками ресурсов для МФО. Банкам достаточно выгодно работать с микрофинансовыми организациями, потому что от МФО банки имеют стабильный доход – процент не ниже 15. Это по сегодняшним меркам очень высокий для банка доход. Но у банков в России ликвидности стало меньше, а риски невозвратов на рынке микрофинансирования продолжают расти.

Более того, далеко не все микрофинансовые организации имеют хорошее залоговое обеспечение. Да и залоговое обеспечение тоже не является условием выдачи кредитов. Потому что банковский, как и в целом финансовый рынок в России, сейчас испытывают сложности, связанные с оборачиваемостью залогового имущества. Скорость взыскания долгов по заложенному имуществу, к сожалению, увеличивается, несмотря на все наши двадцатилетние дискуссии о развитии залогового законодательства.

По оценке аналитиков РСПП, на протяжении последних семи лет скорость взыскания долгов замедляется. А среднее время реализации залога для удовлетворения требований кредитора за эти годы увеличилось с 60 до 93 дней. Сумма покрытия долга упала с 76% до 65%. При этом эффективных механизмов, четкого, ясного законодательства о реструктуризации бизнеса, о реструктуризации проблемной задолженности в стране так и не выстроено. Вот главная беда в системе – системная проблема, которой нужно заниматься и регулирующим органам, и законодательным.

Сейчас порядка 60% микрофинансовых организаций обслуживают сектор потребительских микрозаймов. По статистике просрочка по этому виду займов существенно выше. По итогам первого полугодия она составила 30-35% совокупного портфеля розничных займов МФО, что в абсолютных цифрах – около 15 млрд рублей. В секторе микрозаймов для субъектов малого и среднего бизнеса, индивидуальных предпринимателей, ситуация более оптимистичная, потому что предприниматели – наиболее добросовестные заемщики, и поэтому здесь просрочка находится на уровне 8-10%. Микрофинансовые организации, обслуживающие бизнес, более продвинуты, они богаче, поэтому могут себе позволить использование скоринговых программ, работу с кредитными бюро и еще многое из того, что минимизирует кредитные риски и чего не могут позволить себе малые МФО. Поэтому у организаций, которые обслуживают предпринимателей, основы деятельности более прочные. Они вполне могут кредитовать суммами до трех млн рублей, а это уже существенная помощь для растущего малого предприятия, которому нужны большие объемы кредитования на более длительные сроки. Поэтому закон об увеличении максимальной суммы микрозайма, внесенный в Госдуму, является своевременным и адекватным.

– Более 20 лет Вы занимаетесь банками. Теперь в сфере Ваших интересов и микрофинансовые организации. По Вашим ощущениям, насколько бизнес-модель МФО на сегодня эффективнее банковской? 

Александр Мурычев: Судя по международной практике и европейскому опыту, этот рынок очень и очень перспективный. Вот и Президент страны на Форуме ВТБ Капитал «Россия Зовет!» сказал, что «нужно развивать систему микрофинансирования, что мы еще не сделали этого, несмотря на успешный опыт других стран». МФО является более легкой экономической моделью по сравнению с банковской. Пока нормативы не слишком довлеют над бизнесом МФО с тем, чтобы ограничивать их дальнейшее развитие. Банковская деятельность находится в жестких рамках надзорных требований, и регулирование продолжает активно развиваться. Поэтому, конечно же, нельзя допустить повторения ситуации, когда микрофинансы зарегулировали бы как банки. Микрофинансирование это, все-таки, ограниченный сегмент рынка и ограниченный круг операций. Они же не работают с депозитами населения, они работают конкретно и исключительно в узкой нише микрозаймов.

– Каковы, на Ваш взгляд, пути развития МФО? Пока что мы видим, как их деятельность поджимают надзором. 

Александр Мурычев: Поджимают, но не пережимают. Требования по достаточности капитала, конечно же, должны быть. Тем не менее, государству надо понимать, каковы бизнес-модель и риски каждой конкретной организации. А это означает, что нормирование микрофинансовой деятельности будет продолжаться, соответственно, число нормативов её регулирующих, будет расти, но в разумных пределах. МФО должны быть на рынке более свободными, но, в то же время, их простые операции должны быть настроены очень прозрачно. Поэтому для микрофинансов задача первая – выйти на саморегулирование рынка. Вторая – так замотивировать рынок, чтобы все организации, на нем работающие, прошли бы регистрацию в Центральном банке и стали добросовестными участниками. Пока из четырех тысяч МФО в реестре, примерно, тысячи полторы.

– Каковы перспективные направления на рынке МФО в настоящий момент? 

Александр Мурычев: Развитие цифровых технологий и карточный бизнес. На днях в Центральном банке состоялся семинар, где рассматривались вопросы внедрения на рынок МФО инструментов мобильного банкинга. В мире накоплен богатейший опыт в этой сфере. Россия тоже много делает в этом направлении. Рынок МФО, с точки зрения перехода на программы цифровых финансовых услуг, является очень перспективным.

– Тем не менее, на фоне очевидной перспективности темпы роста самого рынка кредитных карт резко упали до минимума четырехлетней давности…

Александр Мурычев: Да, темпы роста рынка кредитных карт сократились до наименьшего значения 2010 года. Надо отметить, что и просрочка в этом сегменте карт растет очень высокими темпами. С 1 января по 1 октября 2014 года темп роста рынка кредитных карт замедлился – рынок вырос всего на 13,9%. А это минимальный прирост, начиная с 2010 г. (тогда рынок начал резко расти после кризиса). Напомню, что, по официальным данным Центрального банка, темпы роста за тот же период прошлого года (январь-октябрь 2013 г.) составили 38%, а сейчас меньше в три раза.

И проблема здесь не только в выдаче новых кредиток. На 1 июля текущего года количество выпущенных кредитных карт достигло 31,3 млн. Прирост составил лишь 10,2%. А до того, в течение последних лет темпы прироста были не ниже 20% ежегодно. По использованию карт, прежде всего на этапе их эмиссии и выдачи потребителю, рынок упал в два раза.

– Каковы, на Ваш взгляд, причины такой динамики?

Александр Мурычев: Главные причины как в снижении реальных доходов населения или стагнировании самой доходной части, так и в ужесточении политики Центрального банка в области надзора, который совершенно правильно делает, когда пытается охладить рост необеспеченных кредитов. По данным коллекторского агентства «Секвойя консолидейшн», просрочка по кредитным картам на 1 октября текущего года достигла 220 млрд рублей. Рост данного показателя составил более 46,9%. Рост просроченной задолженности имеет ряд причин. Это изменение прежних макроэкономических балансов, рост инфляции и инфляционных ожиданий, снижение объема реально располагаемых доходов населения.

– При этом у микрофинансовых организаций появляются новые проблемы, связанные с резервированием.

Александр Мурычев: Да, не так давно Банк России ввел обязательное создание резервов на случай потерь от предыдущих микрозаймов. Норматив действует с 1 июля. В отличие от банков, МФО будут осуществлять эти отчисления при наличии фактической просрочки, в то время как банки вынуждены дополнительно авансировать, оценивать эти риски и резервировать под возможности. А МФО резервируют по факту. И у них есть отсрочка по времени, которая дана для решения своих проблем. Этот компромисс был найден в том числе по просьбе самого рынка – микрофинансовым организациям нужно время, чтобы перестроить свою деятельность, нужно время для того, чтобы наладить реализацию требования обязательного создания резервов. Центральный банк предложил поэтапный переход на резервирование от 5% к 100% формирования резервов. Завершение программы предусмотрено к 2017 году.

– Даже 5% – это огромные отчисления, изъятия средств для небольших организаций

Александр Мурычев: Да, у маленьких организаций дела могут пойти совсем плохо, лидеры рынка являются более подготовленными к появлению таких нормативов. Другая новация рынка микрофинансов – изменения в Налоговый кодекс появились в конце 2013 года, согласно которым микрофинансовые организации были переведены на общую систему налогообложения. Теперь начисленные проценты включаются в общую налогооблагаемую базу вне зависимости от того, поступали по ним платежи или нет. Раньше этого не было.

– Какой капитал считать достаточным для микрофинансов?

Александр Мурычев: Не менее 5%. И те микрофинансовые организации, которые состоят в реестре Банка России все это соблюдать и делать обязаны. Поэтому законодательство ужесточается и в целях борьбы с нелегальными организациями, так называемыми «серыми кредиторами», которые подчас готовы использовать нецивилизованные методы работы с заемщиками, что, конечно, недопустимо. Все МФО должны пройти процедуру лицензирования и быть под контролем Банка России.

– Как тех, кто застрял в «серой зоне» вывести из тени? Ввести обязательное членство в СРО?

Александр Мурычев: Это не поможет. Я за то, чтобы участие в общественной организации было добровольным, будь она саморегулируемой или нет. Главное, чтобы участники рынка чувствовали поддержку от своей ассоциации, защиту своих интересов, помощь в развитии законодательства в сфере микрофинансирования а также чтобы видели в ней площадку для общения и обмена опытом.

На мой взгляд, легализовать деятельность МФО можно только путем ужесточения законодательства и повышения ответственности тех, кто не входит в реестр, не имеет лицензии (регистрации в реестре микрофинансовых организаций) и статуса «профессионального кредитора», но продолжает этой деятельностью заниматься. «Серые кредиторы» должны иметь экономические последствия. Только большие штрафы замотивируют их зарегистрироваться, получить аккредитацию и войти в реестр Центрального банка. Но, как говорится, не все сразу. В Центральном банке еще не завершен период структурной организации, особенно в регионах. Если в Москве и Санкт-Петербурге регулирование и контроль над деятельностью МФО уже налажен, то в регионах ЦБ только настраивает эту систему. Руководитель направления в Банке России очень активный и профессиональный, и я уверен, что все у него получится.

Нужна ли микрофинансовому рынку, на Ваш взгляд, система страхования наподобие банковской?

Александр Мурычев: Система страхования подразумевает отчисления. Рынок МФО пока к этому не готов.

– Банки и МФО сегодня партнеры или же конкуренты?

Александр Мурычев: Я думаю, что сейчас они больше партнеры. Со временем банки и МФО могут быть конкурентами, когда произойдет действительно качественный рост микрофинансовой системы, именно в нише кредитования малого и индивидуального предпринимательства. Сегодня таких игроков три-четыре на всю страну. И это ведущие игроки рынка. Остальные – клубы частных лиц, кооперативы.

– И все-таки, какая, на Ваш взгляд, основная проблема рынка микрофинансирования в настоящий момент?

Александр Мурычев: Недостаток ресурсов. За займами очередь образовалась, а ресурсов не хватает. И это сейчас основная проблема не только для микрофинансов, но для всего финансового рынка в России. Что касается микрофинансов в отдельности, то здесь глав- ная задача в настоящий момент – построение грамотной системы фондирования и развитие рынка частных инвестиций.

Источник: Аналитический банковский журнал №09 (221), Сентябрь 2014г. (http://www.abajour.ru)